ТОП-3: Азербайджан третий по доступности Интернета

Surfshark является известным мировым поставщиком Интернет-услуг. Им проведены исследования относительно доступности Всемирной глобальной сети в разных странах, а также ее безопасности, качества и т.д.

Исследованиям были подвергнуты данные по 85 странам, в которых проживает 81% населения планеты. Ушедший 2020-й год принес Азербайджанской Республики третье место по доступности Интернета. Впереди оказались только две страны – Израиль и Канада.

Показатели доступности Интернета (широкополосного и мобильного) определяли по стоимости в каждом государстве и по почасовым доходам жителей.
Рассматривая лишь мобильный Интернет, исследователи отдали Азербайджану вторую позицию после Израиля. Цена услуг широкополосного Интернета в Азербайджанской Республике находится на том уровне, который позволил стране оказаться только на 54-м месте. Но даже этот показатель не помешал Азербайджану войти в первую тройку по 2-м показателям исследования.

Нигерия имеет худшие показатели. Ее результат – 85-е место. Общее исследование поставщика услуг довело, что нет связи между доступом и доходами на человека. Иран, к примеру, отличаясь низким местом по ВВП, находится на пятом месте по доступности сети. В Дании, наоборот, высокий ВВП, но более низкие позиции по доступности.

Качество Интернета определяется его скоростью и стабильностью. У Азербайджана – 51-е место (мобильный Интернет – 48-е место, широкополосный – 71-е место). Лидерами в этом показателе являются Сингапур, Швеция и Нидерланды.

Лучшие в электронной инфраструктуре – ОАЭ, Швеция, Дания. На 47-й позиции находится Азербайджан, по числу Интернет-пользователей – 32-м мете. Во Всемирную паутину в стране входит 79 жителей из каждой сотни граждан.

По электронной безопасности Азербайджан занял 62-е место, по кибербезопасности – 50-е. Законодательство АР по организации защиты данных, по оценке исследователей, характеризуется крайне низкой эффективностью.

Касаясь электронного правительства, приходится говорить лишь о 56-м месте Азербайджанской Республики в вопросах активности руководящих структур в режиме онлайн и готовности использовать искусственный интеллект.