58 граждан Азербайджана ожидают возвращения домой в дагестанском лагере

За две недели в лагере “Огонек” в Кайтагском районе собралось почти 60 азербайджанцев, в основном это те, кому нужно срочно попасть на родину. Азербайджанские власти не озвучивают очередную дату открытия границы, тогда как многие очень спешат домой из-за проблем в семье, рассказали опрошенные “Кавказским узлом” обитатели лагеря.

Как писал “Кавказский узел”, желающие вернуться в Азербайджан граждане этой страны размещаются на территории детского лагеря “Огонек” в Кайтагском районе Дагестана. С конца января по начало апреля обитателей лагеря перестали регулярно переправлять в Азербайджан, но в этот период возобновилось регулярное авиасообщение с Азербайджаном. Азербайджанская сторона приняла 1 июля всех обитателей пункта временного размещения в Дагестане, где они ожидали возвращения на родину. За несколько дней в лагерь приехали новые 60 человек, сообщил 7 июля представитель МЧС Дагестана.

В пункте временного размещения (ПВР) граждан Азербайджана, расположенного в Кайтагском районе, по данным на 20 августа, находится 58 человек, в том числе шесть женщин и семеро детей, сообщил корреспонденту «Кавказского узла» начальник отдела инженерно-технических мероприятий и первоочередного жизнеобеспечения Главного управления МЧС России по Дагестану Рустам Абдуев. Сегодня в лагерь заселились два гражданина Азербайджана, сказал он.

Поток приезжающих небольшой, отметили сотрудники лагеря. «К концу июля здесь находилось около 270 человек. Практически всех их азербайджанские власти вывезли группами в течение пяти дней. Последняя группа из 19 человек отъехала 4 августа. 20 человек из предыдущего потока не смогла вернуться домой, так как у них были не в порядке документы», – отметил сотрудник ведомства.

Организацией отправки из лагеря занимаются азербайджанские власти, задача же представителей российской стороны заселить и обеспечить их проживание, пояснил он. «Работа у нас налажена, никаких проблем нет. Все жильцы питанием обеспечены, ежедневно проводится дезинфекция помещений,  средства индивидуальной защиты всем розданы. Два раза в день проходит термометрия, данные заносятся в журнал», – говорит Абдуев.

По его словам, с начала работы пункта не было зарегистрировано ни одного больного COVID-19. «За этим мы следим тщательно.  Если хоть у одного будет обнаружена повышенная температура, то мы сразу вызываем из районной больницы скорую помощь, и до получения результатов ПЦР-теста изолируем от остальных. Положительного теста еще не было ни у кого», – отметил он.

В здании администрации лагеря есть процедурный кабинет с постоянным дежурящим медработником. «Обратиться за медпомощью может любой. Сейчас людей в лагере не так много, поэтому редко кто обращается. В основном жалуются на давление, головные боли.

Многие нервничают из-за того, что не могут попасть домой. Все для оказания помощи у нас имеется», – рассказала корреспонденту “Кавказского узла” дежурный медработник Асият Абдурахманова. Многие не приезжают в лагерь временного размещения из-за закрытых границ, отмечает руководитель «Фонда поддержки и развития социально значимых программ и проектов БИЗ (МЫ)» Афиг Аллахвердиев. «Желающих вернуться на родину много, но они знают, что границы закрыты и не видят смысла в том, чтобы приезжать и жить подолгу в лагере. Приезжают те, кому срочно надо попасть домой. Из лагеря хоть время от времени есть отправка через границу. Другие пользуются воздушным путем. Прямые авиарейсы сейчас открыты из Москвы, Санкт-Петербурга, Уфы», – пояснил он.

По словам Аллахвердиева, за последнее время в фонд за помощью никто не обращался. Точная дата открытия границ пока не известна, отметил он.

«Сначала говорили, что к сентябрю начнут пропускать всех. Но сейчас уже этого никто не обещает. Может быть, к новому году возобновят свободный пропуск. Но все зависит от обстановки с коронавирусом. Пока ситуация как в России, так и в Азербайджане тяжелая», – сказал он.

Не каждый может приобрести авиабилет на самолет, чтобы попасть в Азербайджан, сказал корреспонденту “Кавказского узла” обитатель лагеря Камран Камранов. «Если бы были деньги, то давно улетели на самолете. Но здесь не все такие богатые, мы не можем себе позволить купить билет», – сказал он.

Камранов рассказал, что приехал в Краснодар на заработки, но не смог устроиться, так как не было денег купить патент. Он уже около 10 дней живет в лагере. «За патент просят 53 тысячи рублей. Таких денег у меня нет. А без него невозможно устроиться на работу. Из Краснодара до Дагестана добраться помогли земляки. Думал, что отсюда смогу попасть домой. К лагерю претензий никаких нет – здесь нас кормят, дают постель. Но… нас ждут семьи дома. Детей надо готовить к школе. Но мы вынуждены ждать здесь», – посетовал он.

По словам Камранова, получить информацию от азербайджанских властей, когда будет очередная отправка, они не могут. «От российских властей это не зависит, они готовы нас отпустить, как только за нами приедут наши власти. Но когда это произойдет, мы узнать не можем. Дозвониться до них невозможно. А здесь есть пожилые люди, одной 76 лет, есть, кто тяжело все это переносит», – отметил он.

Магомед Амбазов рассказал корреспонденту “Кавказского узла”, что приехал в лагерь из Кизляра, так как ему срочно надо попасть на родину, чтобы помочь больной жене. «Дома у меня жена, дети. Жену должны срочно прооперировать, но пока я здесь, она не может лечь в больницу, за детьми надо присмотреть. А я уже здесь потерял 10 дней», – сказал он. Амбазов сказал, что планирует обратно вернуться в Россию после того, как уладит все проблемы. В Кизляре Амбазов работает на стройке.

Сакит Дибиров рассказал корреспонденту “Кавказского узла”, что находится в Дагестане уже почти два года. Он сказал, что приехал в надежде найти работу, но найти работу со стабильным доходом ему не удалось. «Я пересек границу незадолго до ее закрытия. Думал, здесь удастся заработать, потому что на родине работы нет. Но все это время еле выживал. А вернуться домой не удается. Я хотел уже давно уехать, но люди, которые выезжали, возвращались обратно, потому что граница закрыта. Сейчас все деньги закончились, находиться в России больше нет возможности, хочется поскорее вернуться домой, увидеться с семьей», – сказал он. Как бы хорошо ни относились к постояльцам в лагере, «с родиной и домашним уютом это не сравнится», отметил Дибиров.

Жители пункта временного размещения могут спокойно покидать территорию, но перед этим им необходимо сообщить об этом, пояснил сотрудник, охраняющий лагерь. «Насильно здесь никого не держат. Любой желающий может выйти, прогуляться или пойти в магазин. Но необходимо предупредить нас, чтобы мы были в курсе. Жалоб от жителей близлежащих сел не поступает. К тому же этот поток попался достаточно порядочный, никто не пьет спиртные напитки», – пояснил он.

В населенный пункт Родниковый, расположенный в двух-трех километрах от лагеря «Огонек», граждане Азербайджана в основном приходят, чтобы закупиться продуктами в местном магазине, рассказал корреспонденту “Кавказского узла” житель села Магомед. «Они идут пешком, или их могут подвезти проезжающие по трассе. Я сам несколько раз подвозил их. Ничего плохого про них от односельчан не слышал. Все в селе знают, что рядом для них разбит лагерь. Они в основном заходят в магазин в нашем селе. Пару раз местный предприниматель даже предложил им подзаработать, разгружая грузовик с банками краски», – рассказал житель Родникового.

Житель села Расул сказал корреспонденту “Кавказского узла”, что за помощью поселенцы не обращаются, но если бы такая необходимость возникла, он бы «помог братьям-мусульманам». «Их обеспечивают государство, администрация района. В нашем селе их часто можно увидеть, но в основном у магазина. Как-то двоих я по их просьбе подбросил до Дербента. Конечно, жалко их, границы закрыли, мучают людей», – посочувствовал он.

Напомним, что проблема с возвращением из России на родину возникла у граждан Азербайджана в апреле 2020 года, когда граница была закрыта из-за пандемии. Летом рядом с Кулларом был открыт пункт временного размещения, обитателей лагеря и вновь приезжающих азербайджанцев отправляли домой группами по вторникам через пограничный пункт пропуска.